НА КАЗАНСКИЙ ПОДИУМ ВЫШЛИ ГОТИЧЕСКИЕ ЛОЛИТЫ

Еще сто казанских девушек пришли в модельный бизнес: на минувшей неделе ученицы школы моделей театра моды «Ильдан-Лик» сдали выпускной экзамен. Показывали, как умеют ходить, танцевать, краситься и причесываться.

Экзамен показал, что модели стали ниже ростом. Раньше в каждой манекенщице было больше метра восьмидесяти. А теперь только метр семьдесят пять. Дети, которые родились в девяностые, как-то обмельчали. Впрочем, это наблюдение, сделанное педагогами «Ильдан-Лик», никого в агентстве не огорчает: рослые манекенщицы на торжественных республиканских мероприятиях не раздражали только Шаймиева. А остальные, как правило, просили прислать девушек пониже, чтобы они не вводили в конфуз высоких (по статусу) гостей, говорит руководитель театра моды «Ильдан-Лик» Альбина Галиева. В остальном манекенщицы образца 2011-го вписываются в стереотипы. Например, на первый взгляд, все они блондинки, а слово «стерва» считают комплиментом.

«Девочки, а вы стервы?» — обратилась я к новоиспеченным выпускницам. «Да, — с приветливой улыбкой ответила Даяна Уткина, четырнадцатилетняя модель. — Если на подиуме нужен такой образ. Стерва же интересная, у нее ума — ни капельки, но взгляды она чувствует спиной. Но есть и другие образы. Вот мы, например, сейчас куклы. Только не путайте нас с муклами».

Из объяснений девушек выходит, что куклы, по последней японской уличной моде, «няшные», то есть «клевые и желанные», особенно те, которые с черными губами (готические лолиты). А вот муклы носят неестественно белые или черные волосы, фотографируются для Интернета, лежа на диване с приоткрытым ртом. В отличие от кукол не знают, сколько калорий в морковке и что туфли не обязательно должны быть одного цвета с сумкой. В общем, модели недолюбливают мукол.

«Красота должна быть естественной, — объясняют мне модели причины этой нелюбви, — мы, например, на встречу с клиентами агентства даже не красимся, а муклы…»

«А кто из вас самая красивая?» — спросила я юных моделей. «Каждая из нас знает, что она красивая», — корректно ответила Руфина Варина. «Но это раздражает окружающих, — добавила Мария Соколова. — Однажды мне сказали одноклассницы: эй, модель, ты чего тут выхаживаешь перед нами. А я ответила, что не выхаживаю, просто у меня походка такая. Не могу же я притворяться, что не умею ходить, и начать ходить коряво, как они!»

Последнюю фразу Мария произносит, уже обращаясь к подругам, и те смеются. Все-таки немножечко они стервы. Хотя надо признать, что очень воспитанные. Чтобы продолжить беседу, я присела на диван, предложила им сделать то же самое. А они остались стоять. Выстроились полукругом, аккуратно сложили руки, с ноги на ногу не переминаются, на лицах — приветливые улыбки, а в них столько уважения к собеседнику, что я как-то непроизвольно начинаю их любить. «Улыбаться мы тоже научились в школе моделей«, — объяснили мне потом девочки. Кто через полгода, а кто через год, когда «изменились» и поняли, что красивые, и начали себя уважать.

Руководитель агентства Альбина Галиева объясняет эту метаморфозу так: «Девушки научились преподносить себя достойно». Говорит, что это последний пункт воспитания моделей. А всего их три. Сначала в детях истребляют гламурный пафос, с которым они приходят в модельную школу. Особенно подвержены болезни самодовольства, оказывается, мальчики. «Они приходят и говорят: я такой красивый, нет, чаще так: все говорят, что я такой красивый, — рассказывает Галиева. — Сколько, спрашивают, вы мне будете платить, а их мамы добавляют: «Какие гарантии вы даете, что сделаете моего ребенка успешной моделью

С родительским пафосом, замешанным на фанатичной любви к ребенку, бороться сложнее, признаются в агентстве. Недавно на конкурс маленьких мисс нагрянули… приставы. Искали маму, которая набрала десятки кредитов на наряды и участие в конкурсах для своей маленькой дочки. Женщину не нашли: пропала вместе с деньгами. А чуть раньше на агентство пытались подать в суд. Матери модели, которая успешно работает в Нью-Йорке, не понравилось, что из архивов школы не изъяты фотографии с компрометирующими ее дочь большими… ушами. «Ирония в том, что именно за эти уши зарубежные скауты-агенты когда-то и выделили ее из толпы, — замечает Галиева. — Между прочим, на всех зарубежных показах девушку просят не прятать их, а открывать за нескромно большие гонорары».

Сто тысяч рублей за съемку — это средний заработок казанских манекенщиц, которые выезжают за границу. А ездят они сейчас много, уверяют в агентстве. В Азию — за портфолио, рекламировать товары, на Запад — на показы высокой моды. Стены заведения увешаны портретами наиболее успешных красавиц: эта работает в Париже, та — в Нью-Йорке, эта снимается для «Vogue»… Только не всем моделям так везет. «Поэтому у нас есть правило нескольких «не» — говорит Альбина Галиева. — Не пичкать детей несбыточными иллюзиями, не принимать «выгодные» предложения, как то: рекламировать сигареты-спиртное или участвовать в боди-арте. В курс по философии, которая преподается девушкам, ввести лекцию под названием «Сказка и жизнь» и никогда не давать родителям «гарантий».

На этой струне и так готовы играть нечистоплотные люди, признались в «Ильдане». Например, в Москве агентства начали «предлагать» моделям снимать квартиру не где-нибудь, а именно у них, да еще с требованием «получше одеться под присмотром агента». В результате начинающая модель остается не то что без заработка, а в долговой яме. В Казани «рекламное» агентство, якобы как-то связанное с «Ильдан-Лик», стало сообщать девочкам, что готово снять их в рекламе, только прежде им надо чуть-чуть «подучиться» походке. «За деньги, разумеется, — говорит Галиева. — Завелись даже какие-то «элитные проститутки», которые просят с клиентов больше, утверждая, что они из «Ильдана«. Так вот: мы не торгуем ни обещаниями, ни мечтами, мы просто даем детям уроки в спортзале, у станка, в кресле парикмахера или визажиста».

На выпускном экзамене юные модели были кто в чем: кто в белоснежном платье невесты, кто в черном платье готической лолиты. Свой первый экзамен модели в школе «Ильдан» сдала и девятилетняя Саша, больная ДЦП. Девочка эта немая, но ее мама как-то поняла, что ее дочь мечтает о подиуме, и не ошиблась. За два занятия на подмостках под лучами софитов, под музыку девочка добилась того, что не могли сделать доктора: одиннадцать метров подиума научили ее ходить прямо. Преподаватели говорят, что в этом и есть чудо подиума.

В школе моделей всем девочкам на короткое время разрешают быть тем, кем они мечтают: хоть готом, хоть принцессой, хоть аватаром. Дело это забавное, считают педагоги: дети меняются каждый год. Три года назад на выпускной экзамен модели сплошь одевались в розовые крылышки, а теперь красят губы в черный цвет и уверены, что они безумно красивы. Может, выглядят они при этом наивно и даже смешно, но на этот шаг учителя идут из рациональных соображений, мол, хочешь, чтобы ребенок тебя услышал, так покажи, что слышишь его. Потому что под присмотром взрослых эти ребята могут счастливо «переболеть» модными течениями и полюбить себя. А про многих из тех, кто сейчас по улицам ходит, как по подиуму, еще долго будут говорить: ну, это клиника!

Фото Александра ГЕРАСИМОВА

http://www.evening-kazan.ru/



Оставьте Ваш комментарий к новости:

Написать ответ